Unisaw Group. Конференция гринкиперов (26-28 марта 2018 года, Москва). Интервью с Мэттом Фростом, гринкипером футбольного клуба «Портсмут» (FC Portsmouth, England)

6 Июня 2018

доржщ.jpg

- Мэтт, Вы сделали великолепную карьеру. Расскажите немного о себе. Как Вы решили стать гринкипером?

Еще давно, в юности, я начинал свою карьеру как профессиональный байкер, увлекался мотоциклами. Сейчас мне 48 лет и когда я рос не было ни особых возможностей, ни денег. На меня повлияло то, что моя мама очень увлекалась садом, любила ухаживать за растениями, а кроме того, она была учителем искусств. И в этом фокусе сошлись все основные мои страсти – архитектура, искусство и природа. Меня очень интересует ландшафт, как холст. Я вижу мельчайшую разницу в газоне, его оттенках и люблю использовать это, чтобы рисовать на нем. Сам я не занимаюсь ни живописью, ни творчеством. Я больше впитываю красоту зданий, людей и природы, чтобы затем выразить себя на поле. А вот мой брат получил от рождения способность к рисованию. Я же получил внутреннюю и физическую силу, чтобы работать на полях.

На мой взгляд, самое главное в человеке, который хочет стать гринкипером, – это быть сильной личностью, обладать «толстой кожей», так как люди постоянно критикуют тебя и довольно редко хвалят. Конечно, очень важно быть страстным любителем своего дела, получать удовольствие от работы на улице, потому что очень много времени мы проводим под открытым небом и не боимся ни холода, ни ветра, ни жары, ни дождя. И, естественно, необходимо иметь научный склад ума, разбираться в физике и биологии. Без всего этого невозможно стать гринкипером.

Как ни странно, меня никогда не приглашали на хорошие стадионы. Мне звонили и говорили: «Вот плохой газон, помоги нам». Именно это позволило мне набраться опыта и затем успешно работать на разных стадионах в разных частях мира.

Моя карьера началась в 1992 году, когда в Англии началась премьер-лига и я, безусловно, «поймал волну». В то время мне исполнилось 22 года, я был очень молод, в футбольной индустрии начали появляться деньги, и я стал заниматься подготовкой полей. К 2008 я уже был профессионалом, работал на разных стадионах в разных частях мира. В 2008 году, когда я приехал в Россию на стадион «Лужники», рынок ухода за футбольными газонами в России только начал развиваться. И если бы тогда любой молодой человек начал заниматься гринкипингом, он сейчас уже мог стать большим профессионалом, которого бы также приглашали на разные стадионы. В настоящее время уже трудно столь быстро достигнуть высот, так как все места заняты теми, кто начал раннее.

Когда я начинал работать, никаких технологий, никаких специальных машин для ухода за газонами не было, все делали своими руками. Практику, которые создал Арсенал и Уэмбли не стоит недооценивать, на нее следует и сейчас обращать большое внимание. Эти два поля еще в старые времена превосходили остальные и отвечали высочайшим стандартам на протяжении многих лет. Именно эти наработки легли в основу стандартов, инноваций, методик по защите спортивных газонов, технологий систем освещения, на них учится новое поколение гринкиперов. По моему мнению, Арсенал был первым клубом, который пролил свет на гринкипинг и щедро делился информацией с другими. А все современные системы по защите полей были в свое время изобретены в Уэмбли, где проводилось много концертов и поэтому пришлось изобрести систему защиты покрытий.

На самом деле производство газона «с нуля» и «под ключ» - очень увлекательный процесс, который доставляет огромное удовольствие. В этом нет никаких противоречий с моим мировосприятием, так как не происходит потери ощущения искусства. Конечно, мне приходилось выполнять работу, в ходе которой я просто восстанавливал газон и делал какие-то реставрационные работы – тогда я не получал такого удовлетворения ни от создания, ни от самого процесса. Так как не взрастил его и не создал «с нуля».

- Сделать газон – это больше знания или интуиция?

Конечно, как я говорил выше, знание определенных дисциплин обязательно должны быть. Но на самом деле я думаю, что у человека обязательно должно быть внутренне чувство, собственный талант. Этому нельзя научиться по книжкам. Понимание должно идти изнутри, либо оно есть, либо нет.

Я не считаю себя опытным ученым и биологом, я во многом руководствуюсь ощущениями, прежде, чем делать что-то. Зачастую, работая на поле, я смешиваю все удобрения подряд. Важно не бояться совершать ошибок, пробовать новое. Все приходит с опытом. Конечно, не во время спортивных событий, но, когда закончится Чемпионат мира, экспериментируйте. Все поля разные, учитесь чувствовать каждое. У вас есть земля и климат – отталкивайтесь от этого.

Приведу небольшие примеры.

Биостимуляторы играют свою роль, я верю в них, но часто не могу сказать точно, какие я использовал. Я просто знаю то, что они дают энергию растениям и последние начинают расти. Я советую использовать их, а какие именно - решайте сами, так как трава — это очень сильное растение, которое появилось на Земле задолго до нас и ей просто надо помочь получить питание.

Аэрация. Применение аэрации в правильное время приводит к снижению износа и улучшению всех характеристик поля.  Но здесь важно соблюдать правильные интервалы, чувствовать баланс между состоянием почвы, корневой системой и здоровьем растений. Слишком частая аэрация плоха, она приводит к стрессу. Надо ощущать почву, понимать, в какое время проводить обработку, чтобы не ухудшить ситуацию.

Мое самое любимое орудие – прорезиненные грабли, очень простое и очень эффективное. Например, в зонах, где играют вратари, трава не стоит вертикально. Конечно, если мы поставим туда специальное освещение, то за какое-то время приведем это место в порядок. Но я могу получить такой же результат за пять секунд. За это время я делаю десять проходов граблями и вся трава поднимается. Поэтому у меня всегда были двое-трое рабочих и прорезиненные грабли. И я каждому гринкиперу советую пользоваться этим инструментом в активных зонах.

Я часто сравниваю работу гринкипера с шеф-поваром – там что-то добавить, там изменить. Живая природа, газон — это не техника, не машина, которую надо настроить, чтобы она работала. Многое идет из чувства и понимания земли. Научитесь, исходя из условий, разными способами добиваться одного и того же результата.

Основная моя проблема в том, что когда меня приглашают консультировать, мне платят большие деньги за один-два дня работы. А я прихожу, смотрю и за несколько секунд понимаю, что должно быть сделано. Но не всегда могу это показать, приходится часто делать вид, что я долго изучаю вопрос. У меня было с этим много проблем, так как люди не всегда готовы услышать правду.

khgik.jpg

- Какое поле ваше самое любимое?

На этот вопрос очень трудно ответить, так как у меня позади очень много спортивных газонов. Но все-таки мой любимый стадион – это старый футбольный стадион «Уэмбли» (Лондон, Англия). И мне очень жаль, что сейчас на его месте построили новый (открыт в 2007 году на месте старого стадиона «Уэмбли». Старый «Уэмбли», известный также как Empire Stadium, был одним из самых известных футбольных стадионов мира до момента его сноса в 2003 году). 

Но были, безусловно, незабываемые стадионы и интересные решения.

Например, в 2004 году на открытии Олимпийских игр в Афинах организаторы решили создать на футбольном поле озеро, на котором зажигали газовые шары в виде олимпийских колец. Идея, конечно, красивая, но она не была до конца продуманной. Главный вопрос, который поставил всех в тупик: куда денется вода? И нам с этой целью пришлось сделать большое отверстие в середине поля. Я сейчас уже точно не могу сказать, насколько большой объем надо было откачать, но с помощью нескольких мощных насосов за несколько минут мы отвели всю воду с поля.

Также могу привести в пример стадион San Siro (Италия, Милан, 80-82 тысячи мест). Ситуация по климату не похожа на российскую, но это один из сложнейших стадионов, который известен самыми высокими стенами и большой крышей. По этой причине на поле попадает очень мало света, а у нас не было дополнительной системы освещения. От меня требовалось восстановить газон в этих условиях. Ситуация осложнялась тем, что на поле каждые три-четыре дня проходили матчи с участием известных команд, таких, как «Милан», предъявляющих высочайшие требования к состоянию травы. Покрытие в этих условиях быстро восстановить было почти невозможно. Не помогал тщательный полив, так как из-за ближайших гор температура воздуха была часто низкой, и вода вовремя не уходила. Обслуживающий персонал постоянно и беспорядочно ходил по полю, на стадионе работали большие мощные тракторы, а также использовались косилки с колесами. В итоге состояние травы было настолько плохое, что движение мяча часто было предугадать довольно сложно. Мы заменили машины, перешли на косилки с роликовым ходом. Но самое первое, что я приобрел для работы в этих условиях, были прорезиненные грабли, которые до сих пор считаю лучшим инструментом. Также на стадионе нами была применена система стабилизации и вентиляции. Мы сделали полое кернование (вынимание керном почвы размером толщиной с палец), хотя аэрация полыми кернами на недавно уложенном дерне была рискованной операцией. Но именно она в этих условиях дала самые лучшие результаты и через неделю у травы появились новые корни.

Когда я впервые приехал на San Siro, я привез много заметок, как правильно восстанавливать газон. Но пришлось многое делать иначе, опираться на свое собственное чутье и отталкиваться от особенностей стадиона. Оказывается, почти все, что нужно было сделать – это полое кернование.

Parken (Копенгаген, Дания, 38 000 мест) - самый загруженный стадион в мире, на котором все 365 дней в году проводятся разные мероприятия. Работа на нем велась в режиме очень плотного расписания и буквально из каждой минуты выжимались деньги. Концерты и матчи быстро сменяли друг друга. Мне тогда посчастливилось работать с Крисом Ри, сразу после концерта которого готовилась к игре футбольная команда Копенгагена. Как сейчас помню — это был октябрь или ноябрь, уже идет разогрев перед игрой, крыша закрыта, сидения стоят в рабочем положении, и работа вот-вот начнется... В очень сжатые сроки приходилось приводить газон в порядок в сложнейших условиях, так как тяжелое оборудование, фанаты, прыгающие вверх и вниз, постоянное массовое уплотнение поля сильно снизили рост травы. Постоянно приходилось заниматься реновацией покрытия. В этих условиях нами производилась дополнительная аэрация с впрыскиванием воды под высоким давлением, также растениям давалась энергия с помощью специально сконструированной системы освещения, которую нам приходилось ставить только на два часа, а затем демонтировать. И я могу точно сказать, что каждому гринкиперу надо самому понять, поможет или нет система освещения восстановить газон на каждом конкретном поле, то, насколько поддается данная трава росту. Поэтому нужно все время экспериментировать.

Fratton Park (Англия, Портсмут, 21 000 мест) – с 1898 года домашний стадион команды Портсмут, самое старое поле футбольной лиги. На нем я остановил свой выбор, прекратив свои путешествия по миру и работаю здесь до сих пор. Вначале это поле было второстепенным из-за существующих финансовых проблем. Но в итоге нашей работы на него были возвращены игры национальной лиги и другие крупные матчи, а стадион является сейчас миллиардером. Проблема заключалась в том, что поле часто подвергалось аэрации и верхний слой почвы практически разрушился, также были большие проблемы с дренажем. Это один из немногих стадионов, где в основе газона была почва, а ниже - глина. Нам пришлось иначе посмотреть на систему дренажа и аэрации, мы внесли большое количество песка для достижения большой стабильности газона. Я не очень верю в подсев травы, и раннее порой использовал до пяти тонн семян, а также пророщенный материал, но не всегда получал ожидаемый результат. Сейчас я использую около 50 грамм на квадратный метр, стараюсь создать максимально большую корневую систему и здоровую дернину, а также применять продуманную аэрацию и технологии для снижения уплотнения. В тех местах, где постоянно передвигаются люди и машины, мы укладываем синтетический материал.

Стадион «Миллениум» (Кардифф, Англия, 74 500 зрителей). Домашний стадион национальной Регбийной сборной. На стадионе так же проводят игры футбольной сборной Уэльса. Самый вместительный в мире крытый стадион с естественным газоном. Здание с раздвижной крышей и здесь постоянно холодно. Основная проблема заключалась в том, что регби в десять раз сильнее изнашивает стадион. Я работал на «Миллениуме» в 2005 году. Руководство хотело сделать полную реновацию газона, но наша команда предложила более экономное решение и доказала, что поле можно восстановить иначе. Известно, что самый лучший стабилизатор в мире – это натуральная трава с корнями, а не «гросс мастер». Если покрытие недостаточной стабилизации, то игроки рискуют в прямом смысле слова сломать себе шею. И мы сделали натуральный газон, 90% мятлика лугового + 10% райграса решило все проблемы.

Важно помнить, что во время крупных спортивных событий на поле происходит очень большое движение. Покрытие может быть сильно испорчено разными креативными решениями во время церемоний Открытия и Закрытия. И надо быть готовым к различным, быстрым и эффективным решениям. Часть из них довольна проста. Например, прорезиненными граблями можно многое исправить буквально за 10 минут. Также по периметру всегда лучше наносить белые ограничительные полосы и не пускать людей заступать за них, особенно журналистов и работников разных агентств.

Без имени-4.jpg

- Были ли какие-то поля, которые у вас не получались?

Я перфекционист и никогда не бываю доволен своей работой. Я считаю, что еще не сделал ни одного идеального поля. И я нахожу это грустным, что не могу, оглянувшись назад сказать, что сделал работу «на отлично». 

На самом деле, я не мечтаю о футбольных полях, я мечтаю о науке. Мечтаю жить вечно. Но самая моя большая мечта – путешествие во времени. Мне интересно было бы перенестись в 50-60 годы, стать там гринкипером, создать лучший газон, зная уже все технологии. Я не отношусь к тому типу людей, которые говорят, что у меня была прекрасная жизнь и нет никаких сожалений. Я хотел бы не то, чтобы исправить свои ошибки, но сделать свою жизнь лучше. Я бы перенесся в прошлое и с удовольствием что-то бы там поменял.

 - Есть ли у вас ученики, с которыми вы вместе что-то создаете?

У меня есть сотрудники, которых я обучаю, но своей школы нет. Кроме того, уже пять лет я ничем не занимаюсь и не делаю международных проектов. Я решил оставить все это другим людям. На самом деле у меня были планы начать что-то в Белоруссии, но я не у видел там встречного интереса и посчитал, что экономика страны недостаточно развита для этой сферы. Также я что-то начинал делать в Азербайджане, но меня там ничего не удержало, я увидел более интересные проекты в других местах. И я не смог находится там очень долго. Мне хотелось бы, чтобы Россия, такая огромная страна, не только проводила Чемпионат мира по футболу, но и создавала школы для гринкиперов, тренеров, физиотерапевтов, объединив разные профессии, связанные со спортом. К примеру, в Азербайджане сейчас открываются такие объединенные школы.

- Мэтт, мы очень хорошо помним ваш приезд в Москву в 2008 году для работы на стадионе «Лужники». Что изменилось с тех пор?

При строительстве стадиона «Лужники» в те годы мы испытывали огромные проблемы - не было ни оборудования, ни людей. Все это собиралось, буквально, по крупицам. Рынок был пустой. Ведь самое главное – это не технологии, не машины, а люди. В 2008 году не было таких специалистов, которые могли бы развивать данную сферу. И мне приходилось набирать людей «с улицы». Но сейчас в России очень много собственных специалистов, гринкиперов, производителей, которые заинтересованы в развитии индустрии, а Чемпионат мира по футболу стимулирует рынок расти в ускоренном темпе.

- Даст ли Чемпионат мира, с вашей точки зрения, толчок для развития индустрии в России?

Не секрет, что после подобных мероприятий в первое время происходит спад интереса. Но главное, чтобы он был не продолжительным, как, например, в Греции после Олимпийских игр. Когда накануне события деньги вкладывались и все развивалось, а по прошествии игр интерес угас. Конечно, ключевую роль в этом сыграл экономический фактор. Россия, все же, сильная страна, что позволит и дальше расти спортивному движению и развитию инфраструктуры.

- Вы имеете огромный опыт работы на полях в разных странах. Каковы особенности футбольных газонов в России?

В России, как и во многих других странах, одна проблема – это климатические особенности. Если есть места, где очень жарко и засушливо, то в России, наоборот, довольно холодно и много снега. И если раньше в подобных условиях траве зимой просто давали отдыхать, предоставляя возможность уснуть, то сейчас существует много способов, как содержать покрытие в тепле. Для этого применяются солнечные световые батареи, нагревательные элементы, специальные тенты и другие возможности защитить газон от вымерзания. Сейчас в России проходят игры не только летом и весной, но и зимой, и поэтому очень важно постоянно держать поле в состоянии готовности.

Кроме того, если раньше можно было отойти от требований ФИФА и специалисты имели возможность обсуждать свои конкретные практики, накопленный опыт и делиться им, то сейчас применяются самые строгие стандарты, независимо от климата и места нахождения спортивных объектов. И эти эталонные требования становятся все выше и выше. Это относится не только к самим характеристикам полей, но также к применяемым средствам и технике.

- По вашему мнению, какие технологии поддержки спортивных газонов будут применяться в ближайшем будущем?

Безусловно, будущее за гибридными полями. Но вопрос в том, смогут ли все стадионы и клубы внедрить это в скором времени? Также ведутся разработки по созданию сортов травы, которая будет обладать наилучшими характеристиками, сможет оставаться зеленой максимально продолжительное время. Что касается освещения, то, конечно, все больше станет применяться ультрафиолет. В технике – уверенные позиции держат косилки со сменными картриджами. Сейчас успешно применяются средства маскировки вытоптанных мест на поле. В этой роли используется не краска, а пигмент, который не убивает траву и практически безвреден для покрытия.

Интересно наблюдать за тем, как быстро развиваются технологии. Когда я раньше приезжал в Россию, все поля были сделаны исключительно на черноземе, а сейчас все спортивные газоны построены на подушке из песка.

- Насколько вы часто взаимодействуете с другими гринкиперами, обмениваетесь опытом? Велика ли конкуренция между вами?

Кто бы что ни говорил и что бы ни хотели слышать люди, конкуренция среди гринкиперов есть. И это - здоровая конкуренция. Конечно же, никто не хочет слышать, что твое поле хуже, чем другое. Но конкуренция развивает саму индустрию, специалисты, применяя разный опыт, постоянно привносят технологии и помогают двигаться друг другу вперед.

- Как вы оцениваете Конференцию гринкиперов Unisaw Group?

Мероприятие произвело на меня большое впечатление. Я очень рад, что ведущие гринкиперы собрались в России и делятся опытом. По масштабу и профессионализму я могу сравнить конференцию с лучшими мероприятиями в Великобритании. Я был очень сильно впечатлен зданием Дилерского центра Юнисоо. Я заметил, что нет ни одного пятнышка. В Англии по-другому выглядит этот бизнес, не столь презентабельно. На самом деле, покупая технику в чистом хорошем центре, люди понимают, что и машины внутри сделаны так же качественно. Я считаю это правильным. Мне нравится такое внимание к деталям. Это отличает компанию Unisaw Group от других.

Я впечатлен профессионализмом, количеством присутствующих людей, которые с большим желанием учатся новому. Я был в России, когда только этот рынок зарождался, но, естественно, сейчас я готов быть вовлеченным в дальнейшее развитие этой сферы вместе с Unisaw Group.

 

И в завершении я хотел бы сказать, что, когда закончится Чемпионат мира, экспериментируйте. Каждое поле разное, чувствуйте его. Не следуйте слепо инструкциям и точным практикам, изложенным в книгах. У вас есть земля и климат – пользуйтесь этим.

Бренды

Unisaw Group - официальный представитель торговых марок в России: